Глава двадцать пятая
Учебные материалы


Глава двадцать пятая



Карта сайта

Загрузка...
Загрузка...
homec888.com

— Выглядит намного лучше, — произнес Белкнап. — Рана чистая.

— Благодарю, — сказала Кара, поднимаясь.

Снаружи, в приемной подпольного кабинета, кто-то пел в пьяном угаре, а другие кричали ему, чтобы он заткнулся.

— Оживленно у вас сегодня, — сказала Кара.

— Да как обычно, — проговорил Белкнап. — Ну, как ваши дела?

— Тяжело, — пожала плечами Кара. — Напряженно. Направление наших поисков изменилось, и приходится много работать. По сути, это неопасно, но невероятно скучно. Ну и еще один из наших запаздывает. Пропал.

— Это не хорошо, — сказал Белкнап, — Но, вообще-то, я говорил о вас лично.

— О…

— Не думаю, что вы проделали весь этот путь от общего блока J только затем, чтобы перебинтоваться. Подозреваю, что это было лишь прикрытием для того, чтобы мы могли обсудить… приватный вопрос.

— А, вы об этом, — улыбнулась Кара. — Думаю, так и есть.

Она села обратно в старое парикмахерское кресло.

— Те лекарства, которые вы мне дали, я даже не знаю, работают они или нет. Я хочу сказать, что не чувствую особого улучшения, даже наоборот, кое в чем стало хуже. Я очень быстро устаю, и возникли проблемы с концентрацией. А когда пытаюсь уснуть, то вне зависимости от того, насколько я вымоталась, я продолжаю бодрствовать еще несколько часов. Это может быть побочным эффектом препаратов?

— Не исключено, — ответил Белкнап. — Это трудно установить, поскольку трудно отделить последствия ваших действий от влияния препаратов. Давайте сделаем так: принимайте их еще несколько дней, а если по-прежнему будете быстро уставать, попробуем переключиться на другие ингибиторы.



— Мне нужно быть в форме, — сказала Кара.

— Понимаю.

— Р? сейчас более, чем РєРѕРіРґР°-либо. РњРЅРµ только хотелось Р±С‹ узнать, нет ли Сѓ вас там… — РѕРЅР° кивнула РЅР° шкафчик СЃРѕ скудным запасом лекарств, — хотя Р±С‹ чего-РЅРёР±СѓРґСЊ, чтобы действовать капельку энергичнее.

— Кара, если вы хотите сохранять свой разум ясным, то морфиаты и анаболики вам не подходят. Лучше будет, если вы справитесь с дискомфортом и болью своими силами. Тем не менее, есть одно сильное лекарство, которое я могу вам порекомендовать, но в моей аптечке вы его не найдете.

— Продолжайте, — сказала она, убирая со лба рыжую прядь.

Белкнап застенчиво улыбнулся.

— Это банально, я знаю, но… вам нужен позитивный настрой. Наше настроение способно оказывать экстраординарное воздействие на организм.

— О, конечно, мне бы хотелось сохранять хорошее настроение…

— РЇ РіРѕРІРѕСЂСЋ Рѕ большем, чем просто хорошее настроение. Рћ вере. — РћРЅ СЃСѓРЅСѓР» СЂСѓРєСѓ РїРѕРґ жилет Рё извлек серебряную аквилу, которую РЅРѕСЃРёР» вместе СЃРѕ старыми армейскими жетонами. — Р’Рѕ время РІРѕР№РЅС‹ это называют отвагой. Р’ РјРёСЂРЅРѕРµ время — религиозностью. РџСЂРѕС…РѕРґСЏ службу РІ Гвардии, СЏ видел, как люди совершали удивительные вещи… боролись СЃ инфекциями, исцелялись РѕС‚ ран… Рё РІСЃРµ только потому, что верили. Р? СЏ видел РґСЂСѓРіРёС…, умиравших только потому, что РѕРЅРё РЅРµ верили.

— Вообще-то, СЏ верю, — сказала Кара. — РќРµ хочу сказать, что фанатично, но… РќРµ РїРѕРјРЅСЋ, РєРѕРіРґР° последний раз посещала храм. РќРѕ СЏ верю РІ Бога-Р?мператора. Р’ конце концов, СЏ ведь посвятила СЃРІРѕСЋ жизнь служению ему.

— Рћ, это РјРЅРµ известно, — ответил Белкнап. — Р? РІСЃРµ Р±С‹ хорошо, РЅРѕ ведь согласитесь, что РІ его существование легко поверить? Р’ конце концов, РІСЃРµ РјС‹ знаем, что РћРЅ реален. РўР° набожность, Рѕ которой СЏ РіРѕРІРѕСЂСЋ, — истинная набожность — РёСЃС…РѕРґРёС‚ РёР· веры РІ то, что РћРЅ смотрит Р·Р° нами Рё обладает властью менять нашу СЃСѓРґСЊР±Сѓ.

Кара поджала губы.

— Честно говоря, мне всегда казалось, что я в это верю, — сказала она. — Но, кроме того, я всегда верила в то, что преданность Золотому Трону выражается в делах и осознании своего долга. Я никогда не была в восторге от великой мессы или ночных песнопений и всех остальных игр в «стань-сядь».

— РќРµ РјРѕРіСѓ РЅРµ согласиться, — сказал Белкнап. — РќРѕ Рё РѕС‚ ритуалов бывает польза. РћРЅРё сосредоточивают сознание РЅР° акте веры. Выражение преданности делом — это хорошо, РЅРѕ большую часть времени РІС‹, таким образом, думаете РЅРµ Рѕ вере, Р° Рѕ собственном деле. Посещение же храма напоминает Рѕ божественном. Рћ вас самой Рё ваших отношениях СЃ властью, что превыше всех прочих. Р?РЅРѕРіРґР° набожность должна быть осознана РЅРµ как побочный РїСЂРѕРґСѓРєС‚ деятельности, Р° как потребность души.

— Я подумаю, — улыбнулась Кара.

Белкнап поднялся и выкинул бумажную обертку от бинтов.

— Все в порядке. Вы просили совета. Если верить моему опыту, вера — сильнейшее лекарство. Особенно в таких случаях, как у вас, когда болезнь настолько…

— Фатальна? — закончила она. Доктор кивнул.

— Р’ таких случаях эффект может быть неизмеримым. Силой РѕРґРЅРѕР№ только веры пациенты справлялись СЃ болью, улучшали качество своей жизни, строили планы РЅР° будущее Рё даже, РІ редких случаях, обретали исцеление. РЇ хочу сказать, что выживали СЃ раковыми образованиями, которые должны были убить РёС… СЃРѕ стопроцентной гарантией. Просто РѕРЅРё поверили, что Бог-Р?мператор присматривает Р·Р° РЅРёРјРё, Рё РЅРµ ошиблись.

— Ладно, — сказала Кара, также поднимаясь. — На обратном пути заверну в храм, поставлю свечку и помолюсь. Пойдет?

— Это только начало. Здесь, в двух улицах отсюда, находится храм Святого Альдоция. Он не большой и не богатый, зато там все по-честному. Бывает и хуже.

Кара покачала головой.

— РќСѓ, нет, — сказала РѕРЅР°. — Раз СѓР¶ СЏ собралась сходить РІ храм, то хочу РІ полной мере испытать трепет Рё познать чудо. Хочу зайти Рє настоящим тяжеловесам Экклезиархии. Р? только так.

— Что Р¶, РІ Петрополисе более чем хватает прекрасных СЃРѕР±РѕСЂРѕРІ Рё великолепных храмов, — произнес Белкнап. — Базилика Р?ерофанта РІ общем блоке Р’, Святого Бенедикта Рё Святого Малкуса — это самый высокий шпиль РІ субсекторе, аббатство Фальтхекера РІ РЎ, очень красивое. Р? конечно, великий темплум РІ общем блоке Рђ.

— Что ж, это, кажется, подходит, — сказала Кара. — Благодарю. Я еще заскочу к вам через день или два.

Она встала и направилась к дверям.

— Кара?

Она обернулась и неожиданно оказалась нос к носу с Белкнапом.

Врач поднял руки и снял с шеи свою серебряную аквилу.

— Пусть она поможет вам в ваших делах.

— Но она же ваша, — возразила Кара.

— Да, — сказал он. — Она у меня с детства. Но, думаю, будет правильно, если теперь она достанется вам.

Свол убрала волосы с шеи, чтобы доктор смог застегнуть на ней цепочку. На секунду она ощутила тепло его рук и почувствовала слабый мускусный аромат его одеколона. Затем Белкнап отстранился.

— Спасибо, — сказала она.

Кара торопливо прошла по подземному переходу, направляясь к транзитной станции. На ночных улицах было полно людей, и вода, извергаемая свирепой грозой, просачивалась к грязевым уровням.

Кара вытащила вокс.

— Это я. Уже иду обратно. Только заскочу еще кое-куда по пути. Буду часа через полтора. Пэйшэнс еще не появлялась?

— Нет, — ответил я. — Буду держать тебя в курсе.

РЇ прервал СЃРІСЏР·СЊ Рё СЃРЅРѕРІР° повернулся Рє остальным. Пэйшэнс задерживалась уже РЅР° РґРІР° часа. Карлу РЅРµ удалось узнать ничего полезного РёР· СЃРІРѕРёС… машин, Р° РІРѕРєСЃ Кыс РЅРµ отвечал. Раз РІ пять РјРёРЅСѓС‚ СЏ приказывал Фрауке активировать ограничитель, чтобы поискать ее, РЅРѕ ничего РЅРµ получалось. Либо РѕРЅР° находилась РІ каком-то защищенном месте, либо…

Об альтернативе думать не хотелось.

Нейл терял терпение.

— Я возвращаюсь, — сказал он, вскакивая.

— Куда это? — спросил Карл.

— К башне министерства, — ответил Нейл.

— Мы не знаем, там ли она, — сказал Карл.

Проверяя оружие и вокс, Нейл прожигал его взглядом.

— Мы вообще ничего полезного не знаем, верно, Тониус? Куда девалось хреново «в этом-то ты разбираешься»?

- Оставь свое лицемерие, тупоголовый чурбан! — рявкнул Карл. — Я тоже беспокоюсь о ней.

— Прекратите, вы оба, — сказал я.

— Ладно, — пожал плечами Нейл. — Но все-таки мы знаем, что башня министерства — это то место, где ее видели в последний раз.

— Вы устали, — сказал Матуин. — А я отдыхал. Пойду я.

— РЇ провел там целый день, — покачал головой Нейл. — Р? хотя Р±С‹ немного стал там ориентироваться. Лучше СѓР¶ СЏ.

— Рђ СЏ согласен СЃ Карлом, — встрял СЏ. — Где Кыс, нам неизвестно. Р? СЏ РЅРµ представляю, как РІС‹ собираетесь искать ее РІ этом РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРј здании.

— Рђ СЏ Рё РЅРµ собираюсь. Р?скать будете РІС‹, — сказал Нейл. — РќРµ знаю как, РЅРѕ РІС‹ должны что-РЅРёР±СѓРґСЊ сделать. Рђ РєРѕРіРґР° РІС‹ найдете ее, СЏ Р±СѓРґСѓ уже СЂСЏРґРѕРј, чтобы вытащить ее.

С этими словами он ушел. Мы услышали, как хлопнула дверь.

— Вистан, — сказал я. — Давай попробуем еще раз.

Фраука активировал ограничитель.

— Пэйшэнс?

Ответа не было.

— Пэйшэнс, где ты?

Кыс открыла глаза. Было холодно. Она лежала на полу. В метре перед собой она видела беленую кирпичную стену. Пол, на котором она растянулась, покрывала глянцевая белая плитка.

Вначале Пэйшэнс показалось, что ее раздели донага, РЅРѕ потом поняла, что одета РІ тонкое хлопчатобумажное платье РІСЂРѕРґРµ тех, что РёРЅРѕРіРґР° выдают пациентам РІ больницах. РќРѕРіРё Рё ступни были голыми. РСѓРєРё скованы металлическими наручниками. РћРЅР° поняла, что РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕР№ причиной ощущения наготы было то, что РІ ее голове РЅРµ было РЅРё единого СЌСЂРіР° РїСЃРё-энергии. Ее способности исчезли, как бывало, РєРѕРіРґР° Фраука проделывал СЃРІРѕРё «затупляющие» трюки.

РћРЅР° перекатилась РЅР° РґСЂСѓРіРѕР№ Р±РѕРє, чтобы оглядеть комнату. Типичная тюремная камера. Закрытые решеткой лампы РїРѕРґ потолком, тяжелый люк РІ стене. РСЏРґРѕРј СЃ ней — простой деревянный стул. Р’ РґСЂСѓРіРѕРј конце комнаты, РЅР° таком же стуле, СЃРїРёРЅРѕР№ Рє двери сидел мужчина. РћРЅ был РІ простом, строгом костюме РёР· темно-серой материи, СЃ черной рубашкой. Бледное веснушчатое лицо, истонченные рыжие волосы.

Когда Кыс перевернулась, он коснулся уха и активировал какой-то прибор, который, скорее всего, представлял собой микрокоммуникатор.

— Она проснулась.

Мужчина продолжал сидеть на своем стуле, уставившись на нее.

Через несколько минут люк заскрипел, и в камеру вошел мужчина, одетый так же, как и сидящий на стуле. Только он оказался чуть выше ростом и немного массивнее. У него было брюшко, короткие темные волосы и приплюснутый боксерский нос. В одной руке мужчина нес бумажный пакет, а в другой — маленькую палочку — актуатор, которой закрыл дверь. Веснушчатый поднялся, взял у своего коллеги палочку и встал возле двери.

Темноволосый сел лицом к Кыс и указал на стоящий рядом с ней стул. Пэйшэнс, пошатываясь, поднялась с пола и села.

Человек посмотрел на нее.

— Порой некоторые вещи — не то, чем кажутся, — начал он. — Стоит копнуть поглубже и найдешь всевозможные тайны. К счастью, именно тайны являются предметом профессионального интереса и для меня, и для моего друга. Тайны. Можно даже сказать, что мы эксперты в этом вопросе.

Кыс не ответила.

— Поговорим о вас, — продолжал человек. — На первый взгляд вы Йевинс, писарь младшего разряда. Сегодня вы начали работать в Третьем Зале Администратума, отделе G/F1, за терминалом номер восемьдесят шесть.

Он покопался в мешке и извлек документы Кыс.

— РњС‹ проверили ваши бумаги. Это РЅРµ фальшивки или РєРѕРїРёРё. РњС‹ даже прогнали РёС… через Р?нформиум. Писарь Йевинс. Это Рё РІ самом деле РІС‹. Р?так, похоже, РѕРґРёРЅ РёР· наших младших писарей почувствовал себя плохо РІРѕ время работы Р·Р° терминалом.

Кыс молча смотрела на говорящего.

— Но ведь все не так просто, верно? — произнес человек, покопавшись в пакете и вытащив анализатор. — Обнаружилось, что вы прятали вот это. Анализатор данных, дорогая модель. Согласитесь, это странно. Зачем это младшему писарю передавать кому-то информацию для анализа?

Мужчина бросил анализатор обратно в мешок, вновь порылся в нем и извлек мобильный вокс Кыс.

— Рђ еще РІРѕС‚ это. Мобильный РІРѕРєСЃ. Достаточно распространен. Казалось Р±С‹, что СЃ того? РќРѕ Рё РІ нем хватает странностей. РћРЅ новый. Приобретен РІ этом РіРѕСЂРѕРґРµ РЅРµ более чем неделю назад. Р? был доработан. Доработан кем-то, кто весьма профессионально разбирается РІРѕ всех этих вещичках техножрецов. Номера, РїРѕ которым звонили, РЅРµ записаны, что забавно, поскольку РІСЃРµ нормальные люди записывают РёС…. Рђ, РєСЂРѕРјРµ того, РѕРЅ РЅРµ регистрирует Р·РІРѕРЅРєРё. РћРЅ доработан для того, чтобы РёС… РЅРµ регистрировать. РќРµ отмечены РЅРё входящие, РЅРё исходящие вызовы. Рђ значит, нет никакой возможности сказать, РєРѕРјСѓ звонила Мерит Йевинс или кто Р·РІРѕРЅРёР» Мерит Йевинс.

Он посмотрел на Кыс и, когда та вновь не ответила, продолжил:

— Хотя Рё этого было более чем достаточно, чтобы заскрести РІ затылке, РјС‹ нашли еще РєРѕРµ-что. Это было зашито РІ подкладку вашего жакета. РўРѕРЅРєРёРµ клинки, без ручек, хорошая заточка. РўСѓС‚ странности перешли РЅР° новый уровень. РЇ показал РёС… РѕРґРЅРѕРјСѓ РёР· СЃРІРѕРёС… коллег — Р° надо сказать, что Сѓ нас РїРѕ любому РІРѕРїСЂРѕСЃСѓ найдется специалист, — Рё РѕРЅ РјРЅРµ поведал, что это так называемые кайны. Разработаны для использования теми, кто владеет телекинетическими способностями. Нам пришлось вас просканировать. Р’ течение всей этой процедуры РІС‹ были без сознания. Р? РІРѕС‚ этот анализ указал РЅР° то, что РІС‹ телекинетик. Да еще Рє тому же такой, СЃ которым шутить РЅРµ стоит. Р? знаете, РјРЅРµ кажется, что РІС‹ совсем РЅРµ РњСЌСЂРёС‚ Йевинс. Ведь РњСЌСЂРёС‚ Йевинс РЅРµ была обученным телекинетиком Рё РЅРµ имела доступа Рє подобным игрушкам. Р? Рє тому же РЅРµ обладала возможностью заставить Р?нформиум наврать Рѕ ее переводе. — РћРЅ улыбнулся. — Надо сказать, что РјС‹ так Рё РЅРµ смогли выяснить, как же это вам удалось.

— Так уж вышло, — сказал он, убирая кайны и вручая пакет веснушчатому, — что мы ввели вам блокираторы. Вы должны были уже и сами почувствовать это. Стандартные ограничители, даже замкового типа, могут быть удалены или преодолены. Посему мы ввели вам в кровь суспензию, содержащую микроблокаторы. Как минимум ближайшие двенадцать часов вы не сможете пользоваться своими псионическими силами.

Он наклонился вперед, опершись локтями на колени.

— У вас есть имя?

— А у вас? — спросила Кыс.

Человек распрямился и усмехнулся.

— Хорошо, давайте поиграем. Так и думал, что это случится. Меня зовут Салдон. А моего приятеля — Брейд. Мы агенты министерства торговли субсектора; хотя наше подразделение и является тайным. Нас называют секретистами. Вы находитесь в безопасном крыле нашего штаба. Я говорю вам это только для того, чтобы продемонстрировать всю безнадежность вашего положения. Никто не знает, где вы находитесь. Никто не придет за вами. Наши права на содержание вас под арестом не может оспорить даже Администратум, как и наши методы допроса. Вам никогда снова не увидеть мира за пределами наших стен. Вряд ли вы проживете дольше чем пару дней. Все, чем вы были, все, чего вы хотели добиться, — разрушено и уничтожено. С вами покончено. Вы можете выбрать только то, каким будет остаток вашей жизни. Дайте нам информацию, в которой мы нуждаемся, и он будет сравнительно неплох. Мы так позаботимся о вас в эти последние часы, что вы еще скажете нам спасибо напоследок. Но стоит вам доставить нам проблемы, и вы возненавидите тот миг, когда сделали этот неправильный выбор.

— Скажите, это они обучили вас этим приемчикам, — мягко спросила Кыс, — или вы от рождения были таким сладкоречивым выродком?

Человек все еще улыбался, когда поднимался со стула.

— Девочка, до сих пор мне приходилось нести все это дерьмо. А теперь позволь напрямую сказать, что я на самом деле думаю.

— Пожалуйста, — сказала Кыс.

— Думаю, что скорее всего РІС‹ являетесь помощником Гидеона Рейвенора, независимого инквизитора. Нам Р±С‹ очень хотелось поговорить СЃ РЅРёРј. Нет, простите, это вранье. Нам Р±С‹ очень хотелось прикончить его максимально болезненным Рё надежным СЃРїРѕСЃРѕР±РѕРј, какой только удастся выдумать. Понимаю, непросто сдавать друзей, предавать Рё РёС… самих, Рё РёС… веру РІ вас. РќРµ ошибусь, если предположу, что Рейвенор ваш наставник? Может быть, заменяет вам отца? Р?ли просто любимый начальник? РќРѕ РіРѕРІРѕСЂСЋ вам, РІС‹ сами будете рады, если поступите правильно.

— Меня зовут Мэрит Йевинс, — сказала Кыс.

Салдон ткнул в ее сторону пальцем и подмигнул.

— Рћ, РјРЅРµ нравится, РєРѕРіРґР° изображают крепкий орешек. Р’ любой удобный момент РјС‹ можем позвать СЃСЋРґР° псайкера Рё вырвать правду РёР· вашего вскипевшего РјРѕР·РіР°. РќРѕ Сѓ меня есть более интересная идея. Р? РїРѕР» РЅРµ придется отмывать.

Он посмотрел на веснушчатого мужчину:

— Брейд, приведи сюда заключенного АА-15.

Брейд кивнул, взмахнул палочкой, открывая дверь, и вышел.

— Уверен, вам это понравится, — сказал Салдон. — Постарайтесь сдерживать СЃРІРѕРё эмоции. Р?наче РІСЃРµ станет слишком просто.

Он вынул из кармана жакета сканер размером с ладонь.

— Биометрический считыватель, — произнес мужчина. — Фиксирует такие физиологические изменения, как отклонения в сердечном ритме, расширение зрачков, задержку дыхания и пропуски в работе синапсов.

— Детектор лжи, — сказала Кыс.

— Верно, — кивнул Салдон. — Благодаря этому мы можем получить даже невербальные ответы. Не беспокойтесь, он предназначен не для вас.

Люк снова открылся. Вернулся Брейд.

— Заходи, — сказал он.

За ним шаркала маленькая фигурка. Запястья и лодыжки пленника были скованы, сильно ограничивая длину шага. Во время ходьбы он не поднимал головы. Остатки его униформы были изорваны, а по синякам и корке крови, покрывающей его тело, было ясно, что за последние несколько дней он неоднократно подвергался побоям. Свежие фиолетовые гематомы перекрывали более старые, уже желтеющие. Отвратительные глубокие порезы, которым было не менее недели, испещрили его грудь и плечи. Указательный и безымянный пальцы на обеих его руках были отрезаны.

Когда он поднял голову, стали видны раздутое, почерневшее лицо, покрытое шрамами, и едва открывающиеся, воспаленные глаза.

Но все равно его можно было узнать.

Капитан Шолто Ануэрт.

Сцепив кисти СЂСѓРє Рё уперев РїРѕРґР±РѕСЂРѕРґРѕРє РІ большие пальцы, Орфео Куллин медленно РїРѕРґРЅСЏР» взгляд РѕС‚ РґРѕСЃРєРё регицида. Р?РіСЂР° стояла РЅР° небольшом вращающемся столике, Рё Куллин играл СЃ самим СЃРѕР±РѕР№.

Он поднялся из кресла. В номере негромко звучала изысканная соната Ганза Сольвента.

— Здравствуйте, — произнес он.

— РЇ сам открыл дверь, — сказал РўРѕСЂРѕСЃ Ревок.

Куллин сразу же узнал его. Это был человек, который сражался с Бронзовым Вором в дипломатическом дворце.

— РќРµ сомневаюсь, — продолжил Куллин. — Если честно, то СЏ ждал вас. Рад нашей встрече.

Ревок слегка РєРёРІРЅСѓР».

— Значит, вы Орфео Куллин?

— Да, это я. А вы?

— РўРѕСЂРѕСЃ Ревок. Р’С‹ кажетесь совершенно невозмутимым, Куллин. Подумайте, РІ каком РІС‹ оказались положении.

— Р? РІ каком же? — СЃРїСЂРѕСЃРёР» Куллин.

— Р’ рискованном, — улыбнулся Ревок.

— Желаете выпить? — поинтересовался Орфео. — Аперитив?

— РќРµ стоит беспокойства, — сказал Ревок. Маленькая симивульпа забилась РїРѕРґ РѕРґРЅРѕ РёР· кресел Рё злобно зашипела РЅР° секретиста.

— Прекрати, — шикнул на нее Куллин. — Ну, так что, может быть, приступим к обсуждению нашей сделки?

— Сделки? — откликнулся Ревок. — Никаких переговоров быть РЅРµ может. Р’С‹ говорите так, словно обладаете каким-то весом. РќРѕ Сѓ вас ничего нет. Я… нанес РІРёР·РёС‚ вашим нанимателям РІ маяке блока Q. РћРЅРё РІСЃРµ мертвы.

— Как я и предполагал. Вы опасный человек.

— Благодарю Р·Р° комплимент. Р?С… лидер, магус-таинник Корнелиус Леззард, прожил достаточно долго, чтобы РІСЃРµ нам Рѕ вас рассказать. Рљ концу его просто распирало желание побеседовать.

Куллин подошел к бару.

— Не возражаете? — спросил он.

Ревок покачал головой. Куллин налил себе амасека Рё заметил, как сильно трясутся его СЂСѓРєРё.

— Вы посредник, экспедитор… Вы работаете на культистские объединения вроде Божьей Братии, пока те могут позволить себе оплачивать ваши услуги.

— Да, СЃСЌСЂ. Р?менно этим СЏ Рё занимаюсь.

— Вы заставляете колеса крутиться.

Куллин сделал глоток, затем глубокий вдох и кивнул.

— Я обладаю и навыками, и средствами. Если надо, чтобы что-то произошло, то я один из людей, к кому обращаются за помощью.

— Если верить Леззарду, Божья Братия была заинтересована РІ рождении или манифестации демона РїРѕ имени Слайт, чье появление РѕРЅРё предсказали. Р? вас наняли, чтобы РІС‹ помогли этому случиться. Рождение этого демона как-то связано СЃ деятельностью инквизитора Гидеона Рейвенора, который РІ настоящее время действует против РјРѕРёС… интересов. Р? РїСЂРё этом СЏ Рё РјРѕР№ начальник, главный управляющий… как же РіРѕРІРѕСЂРёР» Леззард? Скажем так, РјС‹ были определены как «отрицательные детерминативы». Это так?

— Да.

— Р? именно поэтому РІС‹ выпустили инкубулу, чтобы убить главного управляющего?

Куллин сделал еще один глоток.

— Естественно. Это был самый быстрый СЃРїРѕСЃРѕР±. РќРѕ РІС‹ справились. РЇ наблюдал Р·Р° вами. Это было очень впечатляюще. Хотелось Р±С‹ знать, как вам это удалось, РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ Ревок. РќРѕ РІ результате детерминативы слегка изменились.

— Догадываюсь, что в благоприятную сторону. Леззард весьма ясно дал понять, что хотя ваше нападение и провалилось, но появление Слайта стало куда более вероятным.

— Во имя Трона, сэр. — Куллин отставил пустой бокал и покачал головой. — Должно быть, боль магуса Леззарда и в самом деле была нестерпимой, если уж он все это выложил.

— РЇ оставил это профессионалам, — пожал плечами Ревок. — РњРѕРіСѓ сказать только то, что скончался РѕРЅ, РєРѕРіРґР° был разделен РЅР° СЃРѕСЂРѕРє шесть независимых РєСѓСЃРєРѕРІ.

Куллин вздрогнул.

— Значит, РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ Ревок, та же СЃСѓРґСЊР±Р° ожидает Рё меня?

— Думаю, что так.

Неожиданно открылась дверь, ведущая в смежную спальню, и в комнату вошла Лейла Слейд.

— Орфео, я услышала голоса и…

Ей понадобилась всего наносекунда, чтобы выхватить пистолет. РќРѕ Ревок РІСЃРµ равно оказался быстрее. РџСЂРё помощи телекинеза РѕРЅ подхватил женщину Рё отшвырнул Рє стене, разбив зеркало РІ позолоченной раме. Медленно, неохотно Слейд подняла оружие Рё приставила Рє собственной голове.

— Не стоит, — сказал Куллин.

— Р’С‹ РЅРµ РІ том положении, чтобы торговаться, — сказал Ревок.

Орфео налил себе еще амасека.

— Да что вы знаете? Я вполне могу торговаться. Не стоит этого делать. Отпустите ее. Я серьезно.

Ревок отпустил Слейд, Рё ее оружие проплыло РїРѕ комнате РїСЂСЏРјРѕ Рє его СЂСѓРєРµ.

— Один раз я вас выслушаю, Куллин. Продолжайте.

— Ну, что же, — произнес Орфео, поднимая бокал и направляясь к дивану.

Он сел, закинул ногу за ногу, приняв расслабленный вид.

— Его великолепие Жадер Трайс, как и все министерство торговли субсектора, — служащим которого вы являетесь, — увлечено определенным делом… черт, давайте говорить начистоту. Если ордосы однажды узнают, чем вы тут занимаетесь, они организуют зачистку планеты. Экстерминатус. Это для начала.

Он опрокинул в себя содержимое бокала.

— Как РІС‹ могли догадаться, СЏ ждал вас, Р° потому подготовил полноценный отчет Рѕ вашей деятельности. Рћ том, что РјРЅРµ известно. Эти документы переданы РЅР° хранение третьему лицу — РѕРґРЅРѕРјСѓ РёР· крупнейших банкирских РґРѕРјРѕРІ субсектора, чтоб РІС‹ знали. Р’ начале каждого часа СЏ отсылаю РёРј зашифрованное сообщение. РџРѕРєР° СЏ поступаю так, РѕРЅРё продолжают хранить бумаги. РќРѕ стоит РЅРµ поступить хотя Р±С‹ РѕРґРЅРѕР№ шифровке, Рё документы поступят напрямую, РїСЂРё помощи астропата, РІ Р?нквизицию РЅР° Трациан Примарис. РњРѕРіСѓ предположить, это основательно попортит ваши дела.

Ревок ничего РЅРµ сказал.

— А теперь перейдем к делу. Переговоры все-таки состоятся. Вы расскажете мне, что вам надо, а я постараюсь вам это предоставить.

Ревок отвернулся Рё отправил мысленный сигнал Р·Р° пределы комнаты. Несколько секунд спустя двери комнаты распахнулись, Рё вошел Бонхарт, сопровождаемый еще четырьмя секретистами, несущими СЃСѓРЅРґСѓРє.

РћРЅРё поставили его РЅР° РїРѕР» Рё попятились назад. Ревок РїРѕРґРЅСЏР» крышку.

Внутри лежали бронзовая пирамидка и управляющая сфера.

— Это и есть та инкубула, которую вы применили против господина Трайса?

— Да, это она.

— Р? РѕРЅР° может обнаружить любую цель, как Р±С‹ старательно эта самая цель РЅРё пряталась?

Куллин кивнул.

— Р?менно это РѕРЅР° Рё делает. Р’РѕСЂ РЅРµ нуждается РІ адресе. Варп подсказывает ему направление.

— РЇ хочу, чтобы РІС‹ применили ее для того, чтобы найти Рё уничтожить Рейвенора, — произнес Ревок.

— А взамен?

— Взамен?

— РњРѕСЏ оплата, — сказал Куллин. — РњРЅРµ Р±С‹ хотелось, чтобы РІС‹ поделились тем, чем обладаете. Р’РѕС‚ РјРѕРё условия. РЇ уничтожу Рейвенора, РЅРѕ взамен СЏ хочу Энунцию.

Ревок уставился РЅР° него.

— Да или нет, — сказал Куллин. — РЇ хочу Энунцию. Р’С‹ расшифровали РєРѕРґС‹ доступа Рє фундаментальному контролю над действительностью. Р? СЏ хочу разделить это знание СЃ вами. Скажете «да», Рё СЏ использую СЃРІРѕРµ сияющее оружие ради вас. Скажете «нет» Рё можете уходить, ожидая, РєРѕРіРґР° явятся Черные Корабли, груженные вирусными бомбами.

— РњРѕР№ ответ — РґР°, — сказал Ревок.

— Превосходно. Договорились. А теперь выметайтесь к чертям из моего номера. Через час я присоединюсь к вам.

Ревок РєРёРІРЅСѓР» Бонхарту, Рё секретисты удалились, забрав СЃ СЃРѕР±РѕР№ СЃСѓРЅРґСѓРє.

Ревок задержался РІ дверях:

— Любая уловка, Куллин, и я убью вас.

— Очень на это надеюсь, — произнес Куллин и взмахом руки закончил разговор.

Как только секретисты ушли, Куллин поспешил к Лейле Слейд и помог ей подняться.

— Ты ведь им солгал? — спросила она.

— В чем?

— В том, что передал документы банкирскому дому? Ты никогда так не поступал.

— Блеф, Лея, но не ложь. Это очень разные вещи.

— Как скажешь.

— А скажу я тебе: давай-ка распечатаем остальное оружие. На всякий случай.

Салдон махнул сканером в сторону Ануэрта.

— Знаете, — сказал он, — этот парень хорош. Даже виду не подает; что узнал вас. К сожалению, сканер говорит обратное. Мощный мозговой импульс. Аж все синапсы выстрелили. Он знает вас. Действительно знает.

Р?зувеченное лицо Ануэрта смотрело РЅР° Кыс.

— Я снабжаю вас всеми извинениями, — прошипел он сквозь распухшие губы. — Никогда не собирался влиять на измену вам.

— Не беспокойтесь, — сказала Кыс.

Салдон достал мобильный вокс.

— Ревок? Да? Это СЏ. Салдон. Р’ нашей тюрьме. Похоже, РјС‹ тут взяли РѕРґРЅСѓ РёР· команды Рейвенора. Да, заперта. Нет, РѕРЅР° полностью проверена. РћРґРЅР° РёР· людей Рейвенора. Абсолютно. Хорошо. Как только вернетесь.

Салдон выключил вокс и сунул его в карман. Затем он посмотрел на Ануэрта.

— Уведите его, — сказал он.

Брейд махнул палочкой в сторону люка, и тот открылся. Веснушчатый секретист подтолкнул Ануэрта к двери.

— Есть только одно «но», — сказала Кыс.

— Что еще? — спросил Салдон.

— То подсознательное слово, которое, как вам показалось, я поймала. Теперь я помню, как оно звучало.

Пэйшэнс Кыс посмотрела Салдону прямо в лицо и произнесла его.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная