Президиума Академии СССР, посвященное дискуссии доклада академика Л
Учебные материалы


Президиума Академии наук СССР, посвященное обсуждению доклада академика Л



Карта сайта

Загрузка...
Загрузка...
znanie5.ru

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК


18 октября состоялось расширенное заседание Президиума Академии наук СССР, посвященное обсуждению доклада академика Л. Ф. Ильи­чева «Методологические проблемы естествознания и общественных наук». На заседании присутствовали видные представители всех отрас­лей советской науки.
Открывая заседание, президент Академии академик М. В. Келдыш отметил осрбую важность разработки методологических проблем раз­вития науки. Увлекаясь конкретными достижениями науки, на которых» конечно, основана ее методология, мы, сказал президент, иногда забываем самую методологию. Между тем нам крайне необходимо понимать, как направлять нашу науку, что в ней наиболее важно> и что — второстепенно. Это может быть самый сложный вопрос в орга­низации научных исследований.
Президент подчеркнул, что в последнее время методологическим проблемам уделяется больше внимания. В этой связи он напомнил о сессии Общего собрания Академии наук СССР (октябрь 1962 г.), по­священной вопросам развития общественных наук, Всесоюзном сове­щании историков (декабрь 1962 г.), ряде других совещаний и симпо­зиумов, состоявшихся в последние годы.
В обсуждении доклада академика Л. Ф. Ильичева приняли участие-президент Академии наук Армянской ССР академик В. А. Амбарцумян,. вице-президент Академии наук СССР академик П. Н. Федосеев, вице-президент Академии наук Украинской ССР академик АН УССР' В. М. Глушков, член-корреспондент АН СССР Ю. П. Францев, член-корреспондент АН СССР Б. М. Вул, академик Е. М. Жуков, президент Академии наук СССР академик М. В. Келдыш, академик В. С. Нем­чинов, академик В. А. Фок, академик М. Б. Митин, академик Е. К. Фе­доров, член-корреспондент АН СССР Ф. В. Константинов, академик А. И. Берг, академик И. И. Минц.
После заключительного слова академика Л. Ф. Ильичева Президиум принял развернутое постановление.
Материалы заседания публикуются в журнале по сокращенной стенограмме. Пол­ностью они будут напечатаны в сборнике, выпускаемом Издательством Академии наук СССР.

^ ДОКЛАД АКАДЕМИКА Л. Ф. ИЛЬИЧЕВА


Самый факт обсуждения на заседании Президиума Академии наук СССР методологических проблем естественных и общественных наук не может не вызвать большого удовлетворения. Внимание к вопросам методологии — серьезный знак прогресса советской науки, свидетельство тесного и плодотворного взаимодействия всех ее отраслей.
Всем нам известно, какие блистательные победы одержала за по­следние годы советская наука. Если мы возьмем группу естественных наук, то материальное воплощение их побед весьма выразительно: они превратились в важный фактор ускоренного развития производитель­ных сил нашей страны, роста производительности труда, принесли Со­ветскому Союзу исторические завоевания в покорении космоса. А об­щественные науки, каковы их успехи? В концентрированном виде, если говорить кратко, представлены они в новой Программе партии, разра­батывая которую Центральный Комитет опирался на достижения научно-общественной мысли.
Отрадно, что дух творчества и новаторства все глубже проникает ныне как в естественные, так и в общественные науки.
Организатором научной мысли, новых исследований и их воплоще­ния в жизнь все больше и активнее становится Академия наук СССР. В мае 1963 г. Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по улучшению деятельности Академии наук СССР и академий наук союзных республик». За Академией наук СССР закреплена роль научного руководителя широкого круга иссле­дований в области обществознания и естествознания, роль координи­рующего центра деятельности академий наук союзных республик и отраслевых академий наук, высших учебных заведений и научных уч­реждений.
Образно говоря, Академия наук СССР становится мозгом всей на­шей научно-теоретической и научно-организаторской деятельности. Она обсуждает важнейшие комплексные проблемы науки. Еще в прошлом году было принято решение на одном из заседаний Президиума Ака­демии наук СССР специально рассмотреть методологические проблемы естествознания и общественных наук.
Выбор этой темы не случаен.
Почему методологические проблемы науки в настоящее время при­обрели первостепенное значение? Рассмотрим ряд существенных причин.
^ Первая группа причин связана с бурным развитием самой науки. Наше время характеризуется необычайно интенсивным развитием на­учного знания, которое оказывает все возрастающее влияние на жизнь людей и определяет в значительной мере прогресс общества в целом. Темпы развития современной науки не идут ни в какое сравнение с темпами ее развития в прошлом. Быстрое развитие науки требует и быстрого решения стоящих перед нею исследовательских задач.
Отсюда — необходимость развития и разработки методов, методо­логии, с помощью которых они, исследовательские задачи, решаются.
^ ДОКЛАД АКАДЕМИКА Л. Ф. ИЛЬИЧЕВА
5

Очень сильно изменился самый характер современной науки. С од­ной стороны, она все больше превращается в непосредственную произ­водительную силу общества, с другой,— возвышается до такого теоре­тического уровня, когда ее результаты с трудом могут быть представ­лены наглядно и часто постигнуть их можно лишь с помощью высокоразвитой абстрагирующей силы интеллекта. Прежние критерии и нормы, эмпирические методы здесь уже не удовлетворяют, развива­ются совершенно новые методы, приемы и нормы.
За последние десятилетия наука сделала столько новых открытий, обнаружила такие качественно новые закономерности, что для того, что­бы понять и объяснить их, необходимы новые понятия и методологи­ческие приемы, не имеющие аналогов в прошлой истории науки. Это в равной мере относится как к наукам естественным и техническим, так и к наукам общественным.
Сами научные проблемы и задачи стали более сложными и труд­нее разрешимыми. Для их решения требуются более совершенные и эффективные методы исследования, более развитая методология.
^ Вторая группа причин лежит непосредственно в потребностях прак­тики.
Как известно, отличительная черта марксистской методологии со­стоит в том, что она выступает не только в качестве орудия познания, но и в качестве орудия изменения, преобразования мира. Все прежние методологии в лучшем случае могли играть какую-то роль в познании, но они не служили целям преобразования мира. Марксистская методо­логия представляет им прямую противоположность.
Отсюда — методология не может отставать от практики, не может не совершенствоваться в зависимости от развития и усложнения прак­тики, практической деятельности.
Практика ведь тоже развивается и усложняется; развивается прак­тика производственная, экономическая, идеологическая, практика клас­совой борьбы, строительства социализма и коммунизма и т. д. Очень сложные проблемы, например, выдвигает перед нашими общественными науками развитие мировой социалистической системы. Упомяну хотя бы о научных проблемах, связанных с новыми, неизвестными истории фор­мами экономических, политических и иных связей, сложившихся внутри мировой системы социализма.
История последних лет особенно остро поставила перед обществен­ными науками проблемы еще одного типа: проблемы мирового револю­ционного рабочего движения, национально-освободительной борьбы.
^ Третья группа причин коренится в развитии самой марксистской философии.
Проблематика марксистской философии изменяется и, если можно так сказать, раздвигается.
Что нам еще надо сделать? Нам надо твердо следовать великому завету К. Маркса — брать самую человеческую деятельность как пред­метную деятельность, как человеческую чувственную деятельность. Чтобы быть в состоянии справиться с новым материалом, с новыми проблемами, чтобы соответствовать уровню развития науки, сама фи­лософия должна постоянно обогащаться и развиваться как вширь, так и вглубь. Если мы хотим, чтобы развивалась наша философия, мы долж­ны развивать, совершенствовать ее методологию.
И, наконец, четвертая группа причин борьба с враждебной идео­логией.
Идеологическая борьба в области философии касается как ее миро­воззренческой, так и методологической стороны. Сама методология есть

6


^ В ПРЕЗИДИУМЕ АКАДЕМИИ НАУК СССР

не что иное, как применение приемов диалектико-материалистического метода в процессе познания и действия.
Для марксистов методология выступает как орудие познания и пре­образования мира. Какова философия, такова и методология. А для неопозитивистов, например, методология есть всего-навсего применение правил формальной логики (которую они сводят к логике матема­тической) в том или ином конкретном рассуждении. С точки зрения марксизма наличие частных методов исследования в специальных нау­ках совсем не исключает, а наоборот, предполагает общую, философ­скую методологию. С точки же зрения неопозитивистов, общая фило­софская методология совсем не нужна и даже больше — вредна.
Как видим, налицо непримиримая противоположность между марксистским и неопозитивистским пониманием методологии.
Кризисные явления метафизической методологии, которые пере­живает естествознание на Западе, интерес и тяга к материалистической философии ученых-естествоиспытателей усиливают необходимость раз­работки методологических проблем. Если мы хотим убедить западных ученых в великой силе диалектико-материалистического мировоззре­ния, облегчить овладение им, явно недостаточно обращаться к ним с одним только призывом верить нам на слово. Они хотят иметь нечто большее.
Отсюда задача — показать материалистическую диалектику в дей­ствии, разрабатывать диалектику как методологию научного .иссле­дования.
Важное значение разработка проблем методологии приобретает в связи с борьбой международного коммунистического движения против ревизионизма и левого оппортунизма. Теоретической основой современ­ного левого оппортунизма является догматизм. Конечно, нельзя сводить левооппортунистическую платформу только к догматизму. В ней переплетается заскорузлое доктринерство с прямой ревизией марксист­ско-ленинских принципов, талмудистское повторение прописных истин с откровенным национализмом, фальсификацией и авантюризмом, в по­литике.
Однако догматизм сегодня — важнейший теоретический оплот ле­вых оппортунистов.
Как отмечал еще В. И. Ленин, методологической основой «левых» ошибок, корнем начетничества служит именно абсолютизирование отно­сительных истин, пренебрежение учетом границ их пригодности, непо­нимание того, что отдельные положения и формулы марксизма имеют конкретно-исторические рамки применимости. В. И. Ленин писал: «...Всякую истину, если ее сделать „чрезмерной" (как говорил Дицген-отец), если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, превращается в абсурд».
Догматизм закрывает дорогу для творческого развития марксизма-ленинизма, превращает его в собрание догм, оторванных от изменяю­щейся жизни и принимаемых на веру. Непрерывное творческое разви­тие марксизма-ленинизма в соответствии с изменяющейся жизнью, органическая связь теории с революционной практикой — решающее противоядие против окостенения мысли, против ревизионизма, догматиз­ма и доктринерства.
Таковы некоторые причины, объясняющие, почему методологические проблемы естествознания и общественных наук выдвигаются на пе­редний план.

^ ДОКЛАД АКАДЕМИКА Л. Ф. ИЛЬИЧЁВА


7



I. Естествознание и обществознание, философия и специальные науки


О торжестве диалектико-материалистической мысли говорят всему миру достижения современной физики, астрономии, математики, кибер­нетики, биологии, химии и т. д., первые шаги в области овладения космосом, шаги, которые становятся все более уверенными и обещают в будущем, теперь уже не столь отдаленном, проникновение в глубо­чайшие тайны Вселенной.
Новые высоты штурмует общественно-научная мысль, успехи кото­рой с особой силой возвещают о победах философии марксизма-лени­низма.

^ 1. Объективные основы единства философии и специальных наук


Успешное развитие советской науки в значительной степени обуслов­лено истинностью ее методологической, философской основы.
Диалектический и исторический материализм — вот та найденная после долгих и трудных поисков философия, которая дает научно-ми­ровоззренческую основу естествознанию и обществознанию. В орга­нической связи философии и специальных , (естественных и обществен­ных) наук — источник силы советской науки. Единство науки — не вывод субъективистского мышления, оно вытекает из единства форм движения материи, единства материального мира, развитие которого подчиняется как всеобщим, так и специфическим законам.
До настоящего времени философию обычно относят только к обще­ственным наукам. Правомерна ли такая точка зрения на философию?
Строго говоря, такой взгляд не соответствует правильному понима­нию предмета философии, создает одностороннее представление, будто область философии — это только область общественных наук. На са­мом же деле объектом философского познания являются законы раз­вития, общие как для природы, так и для общества и мышления. Вспомним в этой связи определение предмета диалектико-материали­стической философии. Не точнее ли поэтому считать, что философия — не только наука общественная? Она в равной степени необходима для научного постижения закономерностей как природы, так и социальной жизни.
Самое глубокое решение проблемы единства философии и специ­альных наук мы находим в марксизме-ленинизме.
Марксистско-ленинская философия никогда не подменяла собой специальные науки, не претендовала на то, чтобы занять их место. (В данном случае в расчет не нужно принимать неверные точки зре­ния некоторых философов.) Вместе с тем она никогда не отгоражива­лась от них, а неизменно была и остается органически связанной с ними. Опираясь на достижения специальных естественных и общест­венных наук, марксистско-ленинская философия вооружает конкретные науки единственно правильным мировоззрением и единственно науч­ным философским методом исследования.
Особенно возросло значение философии для специальных наук в современных условиях.
Во-первых, это результат небывалого ускорения научного прогресса, исключительной динамичности обновления научных представлений. Революция в естествознании набирает все более высокие темпы. Идет непрестанная ломка, преобразование стареющих теорий, стремительно

8


^ В ПРЕЗИДИУМЕ АКАДЕМИИ НАУК СССР

расширяются границы познания. Бурный поток научной мысли требу­ет философских обобщений, всесторонней философской ориентации. Такие выдающиеся представители современной науки, как А. Эйн­штейн, вполне отдавали себе отчет в этом. Нынешние трудности в науке вынуждают физика, отмечал создатель теории относительности, пытать­ся овладеть философскими проблемами в большей степени, чем это имело место у прежних поколений.
Во-вторых, возрастающее значение философии определяется и тем, что все более усиливается дифференциация знаний, создаются все но­вые и новые науки. И все это лишь усиливает потребность в научном мировоззрении, дающем единую, цельную картину мира. Далее, мы не можем пренебрегать потребностями развития и совершенствования самой философии. С каждым новым крупным открытием в специаль­ных науках философия также обогащается новыми выводами и поня­тиями.
В-третьих,— и это не менее важно — единство философии и специ­альных наук имеет огромное значение с точки зрения борьбы против буржуазной идеологии, за ленинскую партийность философии. И в наше время не утратило своего научного значения ленинское положение, что в обществе, расколотом на антагонистические классы, никогда не было, нет и не может быть философии, безразличной к интересам того или иного класса, т. е. беспартийной философии; в таком обществе она по самой природе своей всегда была, есть и может быть только партийной. Идея беспартийности — идея буржуазная. «Объ­ективизм» современных позитивистов, похваляющихся своей «беспар­тийностью», ныне вновь получил широкое распространение в зарубеж­ной философской, социологической и естественнонаучной литературе.
Кому, какой общественной группе служит то или иное философ­ское учение? — так и только так может и должен прежде всего ста­вить вопрос марксист, каждый ученый, стремящийся научно понять и осмыслить то или иное явление общественной жизни, ту или иную фи­лософскую или общественную теорию. Быть партийным в философии — значит рассматривать любое философское учение в неразрывной связи с теми историческими условиями, которые породили это учение, и с теми классовыми интересами, тенденциями, которые оно в последнем счете выражает.
Партийность советской науки об обществе заключается и в выборе наиболее актуальных тем исследований, в заботе об их максимальной эффективности, об их пользе для великого дела строительства ком­мунизма.

^ 2. Неправомерно противопоставлять обществознаиие естествознанию


Концепция, которой чужда идея единства философии и специаль­ных наук, вполне объяснима, поскольку речь идет об идеалистическом мировоззрении.
Ведь в какой бы форме ни выступала идеалистическая философия, она — пустоцвет на живом древе человеческого познания. Именно поэтому в капиталистических странах ученые часто открещиваются от философии. Но на такой шаг их толкает желание оградить себя от влияния не философии вообще, а именно идеалистической философии. К марксистской же, материалистической диалектике они не пришли или по неосведомленности, или боясь ее «компрометирующей» связи с коммунистическими идеями.

^ ДОКЛАД АКАДЕМИКА Л. Ф. ИЛЬИЧЕВА

9



Далее академик Л. Ф. Ильичев показывает научную несостоятель­ность главных течений современной буржуазной философии — неопо­зитивизма, экзистенциализма и неотомизма, их попыток противопоста­вить друг другу философию и специальные общественные и естествен­ные науки.
Наиболее часто противопоставление обществознания естествознанию выступает в виде взгляда, согласно которому современная наука об обществе все еще находится в пеленках, примерно на таком уровне, на каком в XVII в. пребывало естествознание.
Известный американский социолог Р. Мертон пишет в своей книге «Социальная теория и социальная структура»: «Война, эксплуатация, нищета, дискриминация, психологическая неуверенность в безопасности и т. д. являются бичом людей в нашем обществе... Ученые-социологи не могут дать научного решения ни одной из этих проблем, так как не имеют научной социологической теории... Социологии еще предстоят родовые муки, в результате которых она, может быть, через 40 или 50 лет будет иметь своего Ньютона или Дарвина».
Здесь вещи поставлены с ног на голову.
Верно, конечно, что буржуазная социология не имеет своего Нью­тона или Дарвина. Но она и не будет его иметь. Что же касается «научной социологической теории», то такая теория давно уже созда­на — это материалистическое понимание истории, дающее научное решение тех самых проблем, которые перечисляет Р. Мертон,— про­блем войны, эксплуатации, нищеты, дискриминации, психологической неуверенности и т. д.
Буржуазные социологи пытаются довести противопоставление обществознания естествознанию до замены законов, действующих в обществе, законами, действующими в природе, и внедрить в общество-знание специфические методы физики, биологии и других бурно раз­вивающихся естественных наук. Особенно оживились такого рода спекуляции в последнее время. Понимают ли буржуазные социологи, что, ища выход из тупика путем наклеивания естественнонаучных ярлы­ков на явления социальные, они лишь создают новые тупики, пуска­ются в схоластическое, бесплодное занятие? Чтобы стоять на почве науки, мы должны помнить, что одно дело использовать, скажем, математику, кибернетику в экономической науке, нечто совсем дру­гое — поставить на место экономических законов законы математики. Такой путь ведет к стиранию качественных различий между приро­доведением и обществоведением, к сведению социальных закономер­ностей к законам природы. Между тем речь должна идти о творческом взаимодействии наук о природе и наук об обществе.
Кибернетический, математический, семантический и прочий пози­тивизм получает в буржуазном мире все более широкое распростра­нение.
В. И. Ленин в свое время отметил, что перенос понятий физики, био­логии, математики на общественные явления — бессмыслица: «На деле никакого исследования общественных явлений, никакого уяснения ме­тода общественных наук нельзя дать при помощи этих понятий. Нет ничего легче, как наклеить „энергетический" или „биолого-социологи­ческий" ярлык на явления вроде кризисов, революций, борьбы классов и т. п., но нет и ничего бесплоднее, схоластичнее, мертвее, чем это за­нятие».
Общественная жизнь сложна и многообразна, охватывает и эконо­мику, и политику, и идеологию, и семейные отношения людей,— словом, проявляется в результате переплетения большого числа взаимодей-

^ 10 В ПРЕЗИДИУМЕ АКАДЕМИИ НАУК СССР


ствующих факторов. Развитие общества подчинено своим законам, не сводимым к законам природы и не отождествляемым с ними. Жизнь давно уже похоронила как ненаучные попытки буржуазных идеологов, вроде О. Конта, Г. Спенсера и их новоявленных последователей, пере­нести понятия естествознания в область общественных наук.
Даже наши противники отдают себе отчет в том, что механическое подражание методам и терминологии естествознания не может дать со­циологии ничего, кроме конфуза. Сошлемся в данном случае на мнение человека, которого никак не заподозрить в симпатиях к марксизму и которого не раз и резко критиковал в свое время В. И. Ленин,— мнение Питирима Сорокина. Он недавно издал книгу, в которой пишет о по­добного рода социологах: «Заимствование терминов, понятий и формул из физических наук приводит к искажению того значения, которое они имели в физике, и к засорению социологии обломками бессмысленных, паразитических терминов, понятий и утверждений».
Выдавая законы естественных наук за законы общественных наук, ученые обедняют и социальные науки и науки о природе.
Однако можно ли найти хоть какое-нибудь разумное объяснение тому, что в нашей стране некоторые ученые отгораживаются от научной, марксистской философии? Тут, по-видимому, мы имеем дело с узостью кругозора и предрассудками. И то и другое трудно оправдать. Если от­дельные советские ученые придерживаются неправильных представле­ний о соотношении философии и специальных наук, то объяснить такие факты можно не иначе, как влиянием чуждой идеологии.
Ограничивая себя чисто специальными вопросами, отстраняясь от мировоззренческих, методологических проблем, такие ученые, сами того не замечая, иногда просто попадают в плен чуждой нам философской концепции.


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная