Конфигурации в муниципальном аппарате
Учебные материалы


Изменения в государственном аппарате



Карта сайтаfastshoppinginfo.com

В конце июля 1914 г. Совет министров получил чрезвычайные полномочия. Большинство дел решались им самостоятельно от имени императора. Через Совет министров прошли почти все чрезвычайные указы военного времени.

Изменения затронули и аппарат Военного министерства. Мобилизацию осуществляли Главный штаб, управления воинских начальников, воинские присутствия и военно-окружные штабы.

Происходило расширение компетенции генерал-губернаторов и военных властей в местностях, объявленных на военном положении. Их полномочия определялись Положением о полевом управлении и особыми Правилами о местностях, объявленных на военном положении. Юридическую основу для расширения репрессивной компетенции высшей и местной администрации и военных властей в местностях, объявленных на военном положении, составило чрезвычайное законодательство конца XIX в., которое действовало в стране в годы войны. С введением военного положения управление губерниями сосредоточивалось в руках главнокомандующего, наделявшегося значительно более широкой компетенцией, чем компетенция губернаторов в условиях усиленной и чрезвычайной охраны.

Объявление местностей на военном положении давало административной власти в лице генерал-губернатора очень широкие права – административные, полицейские и судебные. Он имел право издавать обязательные постановления по вопросам, относящимся к предупреждению нарушения общественного порядка и государственной безопасности, устанавливать ответственность в виде тюремного заключения сроком на три месяца или денежного штрафа до 3 тыс. руб. за нарушение этих постановлений. Генерал-губернатор получал также право воспрещать всякие народные, общественные и частные собрания; издавать распоряжения о закрытии всяких торговых и промышленных заведений на срок действия военного положения; разрешать чрезвычайные и приостанавливать и закрывать очередные собрания сословных и городских учреждений; приостанавливать периодические издания; закрывать учебные заведения; осуществлять высылку отдельных лиц во внутренние губернии; устранять от должности чиновников всех ведомств.

Введение военного положения означало также установление широких прав военных властей. Изданные в годы войны правовые акты расширяли компетенцию военных властей, в том числе в области судопроизводства.



Изменения в системе судебных органов. При чрезвычайных обстоятельствах в районах военных действий и местностях, объявленных на военном положении, учреждались военно-полевые суды. Они формировались из офицеров в течение суток с момента совершения преступления, приступали к разбору дела немедленно, слушали его при закрытых дверях. Приговор вступал в законную силу и приводился в исполнение не позднее суток после его вынесения.

В период Первой мировой войны власть была вынуждена признать слабость российской полиции. 23 октября 1916 г. Совет министров принимает постановление «Об усилении полиции в 50-ти губерниях Империи и об улучшении служебного и материального положения полицейских чинов». Согласно ему, предусматривалось увеличение численности полиции. Если раньше один городовой приходился на 500 горожан, то по новому положению один городовой должен был приходиться на 400 жителей. В сельской местности один полицейский стражник должен был «обслуживать» 2 тысячи жителей (раньше 2,5 тысячи). Увеличивались штаты командного состава полиции. Предусматривалось улучшение материального положения полицейских. Устанавливался порядок приема на службу в полицию женщин.

На фоне развития в стране патриотических настроений возникли первые общественные организации, выполнявшие задачи государственного характера и превратившиеся в могущественные союзы, оказывавшие существенную поддержку армии и флоту. Не допустив либеральную оппозицию к политической власти, царизм пошел под давлением войны на сотрудничество с буржуазными кругами в экономической сфере.

На время войны была разрешена деятельность Земского и Городского союзов. Это были общероссийские буржуазные организации, появившиеся в 1914 г. в Москве с целью помощи больным и раненым воинам.

Всероссийский земский союз (ВЗС) был создан быстро, практически по телеграфу. Московская губернская земская управа предложила экстренному земскому собранию, созванному 25 июля 1914 г., создать общеземскую организацию помощи раненым, просила ассигновать 500 тыс. руб. с этой целью и телеграммою уведомила о новом коллективном земском деле остальные земства. Через несколько дней ответные телеграммы были получены почти со всей России. 30 июля состоялся съезд представителей земств, который конституировал общеземский союз. К союзу примкнула 41 земская губерния (исключение составило Курское губернское земство) и область войска Донского.

В докладе царю Г.Е. Львов заявил о готовности Союза взять на себя осуществление задач эвакуации во внутренних районах империи и дело помощи раненым воинам. Подчеркивая свою гуманитарную миссию, Земский союз избрал эмблемой Красный Крест.

Высшим органом ВЗС явился съезд уполномоченных земств, который созывался периодически. Он должен был осуществлять общее руководство, издавать обязательные для союза постановления, распоряжаться его средствами.

Между съездами делами союза ведал Главный комитет, состоявший из 10 членов во главе с главноуполномоченным. Главный комитет считался органом чисто исполнительным. Однако вся работа легла именно на него. За съездом осталось лишь направление деятельности Союза и главное руководство при решении наиболее сложных принципиальных вопросов. Главный комитет был буквально завален текущей работой. Вокруг него выросли отделы: медико-санитарный, эвакуации, санитарных поездов, отдел по приему пожертвований, центральный склад, касса, бухгалтерия, канцелярия и др. За 2,5 года было образовано около 50 отделов ВЗС.

Роль местных органов выполняли губернские земские управы. Местным деятелям предоставлялось, в случае надобности, создавать параллельно с земскими учреждениями особые комитеты Земского союза – губернские, уездные и более мелкие. Являясь организациями экстраординарными, эти комитеты не подлежали ограничительным нормам «Положения о губернских и уездных земских учреждениях» 1890 г. и оставались более свободными в своих действиях.

Результаты деятельности ВЗС впечатляют. К концу 1916 г. число учреждений ВЗС достигло 7728, из них главных комитетов – 174, губернских комитетов – 3454, фронтовых комитетов – 4100. За 2,5 года санитарные поезда Земского союза перевезли 2,5 млн. больных и раненых. За 38 месяцев войны расходы Союза составили около 2 млрд. руб.

В начале августа 1914 г. на совещании городских голов был сформирован Всероссийский городской союз (ВГС). Он имел аналогичную организацию, состоял из съезда уполномоченных (представителей городских управлений), главного комитета, городских и фронтовых комитетов. В него вступали губернские и областные города, а также города, на которые по условиям военного времени были возложены какие-либо особые функции. К сентябрю 1917 г. в ВГС входило 630 городов – около 75% всего числа городов России того времени. Смета Союза на второе полугодие 1916 г. на лечение больных и раненых, на транспорт и общесанитарные мероприятия достигала 41,5 млн. руб. На 1 сентября 1917 г. в учреждениях ВСГ служило примерно 70 тыс. человек (на порядок больше – в ВЗС).

Главным распорядительным органом ВСГ являлся съезд представителей городских управлений губерний и областных городов и градоначальств империи. Съезд избирал главноуполномоченного, комитет в составе 10 лиц и 5 кандидатов (в 1916 г. Комитет разросся до 74 человек). Главноуполномоченным ВСГ был избран В.Д. Брянский.

Комитет должен был принимать меры к объединению деятельности городов, изыскивать и расходовать средства на нужды помощи раненым и больным воинам. Круг ведения Союза стремительно расширялся, охватывая почти все стороны жизни страны, на которых наиболее жестоко отразилась тяжесть войны. Союз сразу стал всероссийским. Лишь в первые недели своего существования он был ограничен в своих действиях пределами тыла. Но это ограничение скоро отпало, и союз быстро стал развивать свою работу на фронте.

В своей организации Союз городов не был связан никакими рамками. Это дало ему возможность приглашать к работе, не стесняясь ограничениями Городового положения 1892 г. и не считаясь с установленным для городских самоуправлений цензом, тех людей, которые могли быть полезны для дела, приводить быстро в исполнение свои решения. Эти свобода действий и свобода выбора и определили успех работы Союза в годы войны.

Формального юридического признания и утверждения устава ВСГ так и не получил. Формальная санкция последовала 16 августа 1914 г. Высочайшим соизволением. Таким образом, правовой основой Союза являлись: 1) соглашение городов (земств – в случае Земского союза) и 2) санкция этого соглашения в порядке верховного управления.

Патриотическому одушевлению общественности, желанию служить армии почти в самом начале войны правительством были поставлены некоторые ограничения. Согласно предначертанию властей, на карте России от Москвы до Киева была прочерчена красная линия: на запад от нее, на театре военных действий, санитарные нужды армии подлежали обслуживанию военным ведомством и обществом Красного Креста; на восток от установленного рубежа, в тылу, могла развиваться работа общественных организаций. Земский союз довел число своих коек почти до 200 тыс. Работа в тылу почти полностью легла на общественные организации. Военно-санитарное ведомство и общество Красного креста должны были напрягать свои силы непосредственно в районе боевых действий.

Земский и Городской союзы занимались организацией помощи больным и раненым воинам, оборудованием госпиталей, санитарных поездов, заготовкой медикаментов, обучением медперсонала, выполняли заказы на поставку одежды и обуви для армии, организовывали помощь беженцам. Поскольку функции Земского и Городского союзов совпадали, в 1915 г. их деятельность была объединена. В центре и на местах были учреждены объединенные органы. 16 ноября 1915 г. царским указом был создан единый союз – Земгор. В состав центрального органа Земгора входили главноуполномоченные обоих союзов и по четыре члена от главного комитета каждого союза. Земгор способствовал мобилизации на военное производство мелких и средних промышленных предприятий.

В годы войны получили массовое распространение военно-промышленные комитеты (ВПК). Они были образованы по предложению известных московских промышленников, текстильных фабрикантов П.П. Рябушинского, С.Н. Третьякова, С.И. Четверикова и др. Во главе Центрального военно-промышленного комитета, созданного в июле 1915 г., был поставлен лидер октябристов А.И. Гучков. В его состав входили представители от Совета торговли и промышленности, Всероссийских (земского и городского) союзов, городских дум Москвы и Петрограда. Московский ВПК возглавил фабрикант и банкир П.П. Рябушинский. К концу 1916 г. число местных комитетов превысило 200.

Правовую основу деятельности ВПК заложил закон от 27 августа 1915 г. Согласно ему, ВПК были призваны содействовать правительству в деле снабжения армии и флота предметами снаряжения и довольствия, мобилизации промышленности (в особенности крупных частных предприятий) на военное производство. Их деятельность заключалась в привлечении предприятий к производству продукции для военных нужд, в получении заказов военного ведомства и распределении их между отдельными предприятиями, организации их своевременного выполнения. Они занимались установлением твердых цен, организацией нормированного потребления и государственного распределения.

Все это были насущно необходимые дела. Уже первые месяцы войны обнаружили недостатки военного снабжения: германская армия имела значительное превосходство в артиллерии (особенно тяжелой), пулеметах и в снабжении боевыми припасами. Командование русской армии жаловалось на недостаток снарядов и патронов, с течением времени «снарядный голод» ощущался все острее.

При наиболее крупных военно-промышленных комитетах учреждались рабочие группы, состоявшие из рабочих оборонных предприятий. Предполагалось созвать Всероссийский рабочий съезд, призванный избрать Всероссийский рабочий союз. Поддержку и финансирование этого движения осуществляли крупные российские промышленники А.И. Гучков, А.И. Коновалов, М.И. Терещенко и др. Рабочие группы выступали с требованиями введения государственного страхования, восьмичасового рабочего дня и др. Кроме этого, они формулировали политические претензии к режиму, выступали с лозунгами конфискации помещичьих земель, свободы стачек, всеобщей амнистии, созыв Учредительного собрания и установление демократической республики. За созыв Учредительного собрания выступали различные течения в российском общественном движении, поскольку считали его наиболее представительным органом, способным дать стране конституцию и провести назревшие реформы.

Осенью 1915 г. были проведены выборы в рабочие группы при ВПК. В них вошли представители от партии меньшевиков. При военно-промышленных комитетах создавались примирительные камеры и биржи труда. Эти органы брали на себя улаживание конфликтов между рабочими и предпринимателями.

ВПК и Земгор были использованы буржуазией для усиления своего политического влияния (через посредство Земгора – на местное самоуправление, через ВПК – на общегосударственные дела). В годы Первой мировой войны политизация земств достигла своего предела. Часть земских деятелей, объединенных в Земгор, мыслила категориями общегосударственными, требуя ввести в состав правительства своих представителей, отстаивая свои «сферы влияния».

Политизация общества все более захватывала Союзы. Они и сами были как бы сколком с российского общества. В их структурах был представлен весь спектр политических партий и течений. Доминировали в союзах либералы – кадеты, октябристы, прогрессисты. Земский союз имел в основном октябристский оттенок, Городской союз – кадетский. С лета 1915 г. внутри Союзов началась напряженная борьба между теми, кто ратовал за преимущественно практическую деятельность союзов, и теми, кто на первый план выдвигал «политику».

И в военно-хозяйственной и в политической сторонах своей деятельности общественные организации сотрудничали с властью и одновременно находились в оппозиции к ней. Общественные организации служили потребностям войны и тем поддерживали власть. Но они и ослабляли ее своей растущей помощью, потому что находились с ней в перманентных коллизиях по все расширяющемуся кругу военно-хозяйственных предметов, а потом и по политическим вопросам, нередко вторгаясь в ее компетенцию. Этим они вольно или невольно «работали» на революцию.

Правительство стремилось поставить деятельность общественных организаций под строгий контроль. На совещаниях министров с губернаторами подчеркивалось, что «необходимо присматривать за Земским союзом, где больше занимаются политикой, чем непосредственно помощью фронту». Губернаторы отмечали, что можно найти общий язык с Городским союзом, который «нося определенную политическую окраску, по инертности и страху за собственные капиталы государственной опасности не представляет». Сановники опасались, что Центральный ВПК превратится во «второе правительство». Поэтому комитетам отводилась роль исключительно посреднических организаций, работающих по поручению властей.

Несмотря на то, что в правящих верхах были озабочены установлением демаркационной линии для общества и бюрократии, Земгор получал заказы с многомиллионными авансами, ему под давлением Ставки Совет министров был вынужден выделять большие финансовые средства. ВПК и Земгор были нужны буржуазии не только для налаживания военной экономики, но и как форум для вторжения в политику. Земгор нанес «старому порядку» и бюрократии удар едва ли не больший, чем разразившаяся вскоре революция.

Противовесом общественным организациям были призваны служить новые чрезвычайные высшие правительственные учреждения – Особые совещания. Они играли роль консультативных органов соответствующих правительственных ведомств. Их образование отражало тенденцию к усилению государственного регулирования экономикой, приобретшему в годы войны чрезвычайные формы.

Летом 1916 г. для координации деятельности отдельных ведомств были организованы Особые совещания по обороне, по топливу, по продовольствию, по перевозкам. Они были подотчетны только царю. Их распоряжения были обязательными для исполнения всеми государственными органами, общественными организациями и отдельными гражданами. В них заседали правительственные чиновники и гражданские лица (общественники), последние преобладали. На местах они имели уполномоченных.

Особое совещание по обороне являлось главным руководящим правительственным органом по всем основным военным вопросам. Его председателем был военный министр, членами – председатели Государственного совета и Государственной думы, по 9 представителей от Госсовета и Думы, 5 представителей от Военного министерства, по одному представителю от Министерства финансов, Морского министерства, Министерства путей сообщения, представители Центрального ВПК, Земского и Городского союзов. Основная задача Особого совещания по обороне состояла в осуществлении высшего надзора за работой всех казенных заводов и частных предприятий, производящих продукцию для армии и флота. Занималось совещание и созданием новых предприятий, работавших на нужды фронта.

Особое совещание по продовольствию регулировало процесс закупок и распределения продовольствия в соответствии с военными нуждами. Его возглавлял министр земледелия, получивший широкие полномочия в продовольственном деле.

Особое совещание по топливу, которое возглавлял министр торговли и промышленности, было создано в целях борьбы с топливным кризисом.

Особое совещание по перевозкам топлива, продовольственных и военных грузов было призвано регулировать работу транспорта, чтобы в первую очередь обеспечить перевозку военных грузов топлива и продовольствия. Его возглавлял министр путей сообщения.

К работе в Особых совещаниях привлекались представители Земского и Городского союзов. Их роль стала особенно заметной в период, когда военным министром был генерал А.А. Поливанов, прислушивавшийся к голосу либеральной общественности. Представители союзов стремились к развитию промышленных организаций и к возможному сокращению заграничных заказов. Наряду с этим, они считали своим долгом бережно относиться к частноправовым интересам, добивались подчинения их общегосударственным интересам лишь в случае действительной необходимости, которая определяла право государства прибегать к принудительным формам организации промышленности.

Все эти органы в совокупности (общественные и государственные) были призваны содействовать милитаризации государственного аппарата и промышленности. Деятельность ВЗС, ВСГ, Земгора и ВПК свидетельствовали, что российская буржуазия вовсе не была «совсем близка» к власти, а, по выражению В.И. Ленина, уже на 90% обладала ею.

В июне 1916 г. царем было принято решение о необходимости согласования деятельности всех ведомств и особых совещаний под руководством председателя Совета министров. Был создан надведомственный орган – Особое совещание министров для объединения всех мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла. Был усилен правительственный контроль над действиями особых совещаний и военно-промышленных комитетов, запрещены некоторые организации, занимавшиеся хозяйственной деятельностью.

Правительство готовилось поставить Земский и Городской союзы и ВПК в условия, когда возможности их политической деятельности были бы сведены к минимуму. Однако при всех попытках правительственной «самозащиты» на деле ни против земств, ни против городов, ни против ВПК не было предпринято мер, радикально стесняющих их практическую деятельность. Очевидное расширение функций общественных организаций, повышение их значения в различных областях экономики и в политике вызывало недовольство правительства и царствующей фамилии, лидеров правых партий.

В годы Войны в России действовала IV Дума, приступившая к работе 15 ноября 1912 г. Она была заметно правее III Думы. Потомственные и личные дворяне составляли 52% всего депутатского корпуса. При новом раскладе политических сил правооктябристское большинство было невозможно без ультраправых, роль которых заметно возросла. Позиции «Союза 17 октября» были значительно подорваны. Кадеты в поисках союзников все чаще оглядывались на левые партии. Более правая по составу IV Дума, как это не парадоксально, была более оппозиционной, чем ее предшественница, причем именно правые в значительной степени усиливали нестабильность политической системы.

Усилиями либеральной оппозиции в августе 1915 г. в IV Думе был создан «Прогрессивный блок». Его председателем стал левый октябрист С.И. Шидловский, но фактически работой руководил кадет П.Н. Милюков.

Программа «Прогрессивного блока» включала требования создания правительства общественного доверия и проведения ряда реформ (обновление состава Совета министров, местных органов управления, смягчение национальных ограничений, автономия Польши, отмена ограничений в правах для евреев, частичная политическая амнистия, введение волостного земства, легализация деятельности профсоюзов и рабочей прессы). Однако эта умеренная программа была отвергнута правительством. А 3 сентября 1915 г. император, обеспокоенный оппозиционной деятельностью блока, подписал указ о роспуске Думы. Противостояние нарастало.

К концу 1916 г. лозунг создания ответственного думского министерства (правительства, ответственного перед Думой и пользовавшегося ее доверием) стал общим лозунгом либеральной оппозиции. Министерство доверия предполагалось сформировать из бюрократов-профессионалов и представителей либеральной общественности. Оно призвано было обеспечить победоносное завершение войны, осуществить ряд политических и социальных реформ, позволивших стабилизировать обстановку в стране и избежать новой революции.

В начале февраля 1916 г. Дума возобновила свою работу. Присутствовавший на ее заседании император произнес речь, в которой содержался призыв к единству и к социальному миру. Однако в конце июля Дума вновь была распущена.

В годы войны происходили частые перемены в составе высшего эшелона власти, свидетельствовавшие о неспособности верхов управлять страной. Свой авторитет император пытался сохранить путем постоянного изменения состава правительства. Постоянные смены министров во время войны получили название «министерской чехарды», которая являлась одним из основных признаков глубокого кризиса власти. За время войны сменилось четыре председателя Совета Министров, шесть министров внутренних дел, четыре министра юстиции, три министра иностранных дел.

Дискредитации режима способствовало влияние на царскую семью авантюриста Г. Распутина. Это вызывало недовольство не только оппозиции, но и ярых приверженцев самодержавия. Неслучайно Распутин был убит в декабре 1916 г. в результате заговора, организованного известным монархистом В. Пуришкевичем совместно с Ф. Юсуповым и великим князем Дмитрием Павловичем Романовым.

Вошли в обыкновение частые смены губернаторов. В 1914 г. было назначено 12 новых губернаторов, в 1915 г. эта цифра возросла до 33, в 1916 г. – до 43. Это означало, что менее чем за год сменилось руководство большинства российских губерний.

Либеральные и консервативные общественно-политические круги крайне беспокоило такое развитие событий, несущее в себе угрозу революции. Впервые либералы и монархисты объединились в оппозицию к царскому двору. «Прогрессивный блок» выступил в ноябре 1916 г. с резкой критикой правительства и с требованием его отставки, что означало начало открытой конфронтации законодательной и исполнительной ветвей власти.

Кульминацией патриотической тревоги общественных кругов стала речь лидера кадетов П.Н. Милюкова в IV Думе в ноябре 1916 г. В ней была подвергнута резкой критике военная и финансовая политика правительства. «Придворная партия», группировавшаяся вокруг царицы – немки по происхождению, обвинялась в подготовке сепаратного мира с Германией и в провокационном подталкивании масс к революционным выступлениям. Милюков утверждал, что возможности взаимодействия Думы и правительства были исчерпаны. Свою речь он увенчал изящным риторическим рефреном: «Что это, глупость или измена? – вопрошал он, ­– глупость или измена, что Россия не была подготовлена к операции на Балканах; что правительство расценивало как подстрекательство к мятежу все попытки Думы организовать внутренний фронт; что все министры, способные получить поддержку парламента, были устранены». И на каждый из этих вопросов аудитория громко отзывалась: «Глупость!», «Измена!», «Одно и то же».

Речь Милюкова, неразрешенная цензурой к печати, в миллионах экземпляров явочным порядком была распространена в тылу и на фронте. Она задала тон для всех последующих выступлений лидеров оппозиции.

Новый тур наступления правительства на политическую оппозицию произошел в декабре 1916 г. Заседания Государственной думы прерывались, была запрещена деятельность Земгора, проводились аресты рабочих групп военно-промышленных комитетов, члены которых обвинялись в саботаже. Оппозиционные силы отвечали на это активизацией деятельности «Прогрессивного блока» в Думе, активным проникновением в военно-промышленные комитеты, союзы и общественные организации.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная